Власть изображения

Мэт Коллишоу – один из ведущих британских художников. В его работах термин «современное искусство» обретает иное значение. Он делает проекты, используя компьютерные технологии, VR и 3D-принтер. А за основу берёт инновации родом из XIX века и полотна старых мастеров. Совмещая классическую традицию и современность, он создаёт завораживающие произведения, за которыми можно наблюдать бесконечно. До 28 апреля в галерее Гари Татинцяна идёт выставка его избранных работ.

Художник привлёк к себе внимание арт-сообщества ещё в 1988 году, когда принял участие в выставке «Freeze» в Лондоне. Его друг и сокурсник Дэмиен Хёрст организовал показ работ, созданных за рамками привычных представлений об искусстве. Никакой классической живописи и скульптуры, только инсталяции и концептуальный арт. Тогда Мэт Коллишоу представил проект «Bullet Hole» – сибахром на пятнадцати световых коробках, изображающий увеличенное фото пулевого отверстия в голове. Этот снимок он взял из учебника для судмедэкспертов, не вчитываясь в описание – рана была нанесена не пулей, а ледорубом. Много лет спустя, Коллишоу признается в ошибке, но скажет, что неважно из-за чего появилась рана, главное – какой эффект это производит.

Крупный коллекционер Чарльз Саатчи посетил выставку «Freeze» и был сильно впечатлён идеями «Молодых британских художников». Он же придумал название для этой группы, которую впоследствии стал продвигать, организуя для них новые выставочные проекты. В объединение «Молодых британских художников» входили Дэмиен Хёрст, Трейси Эмин, Сара Лукас, Мэт Коллишоу и многие другие. Они были сродни рок-звёздам – основными темами их работ становились секс и смерть. Для них, воспитанных на эпатажных образах Дэвида Боуи и группы Sex Pistols, визуализированная поп-культура стала неотъемлемой частью творчества. Однако со временем экстравагантность и шок в работах Коллишоу уступили место метафорам и философским рассуждениям на тему значения изображения.

Мэт вырос в семье христадельфиан – строгой конфессии, которая базируется на раннехристианских течениях. В его доме не было телевизора, поэтому в попытках убежать от реальности он часами рассматривал альбомы с репродукциями старых мастеров. Коллишоу пытался оживить картинки в своём воображении, а с возрастом – понять, как люди визуально воспринимают мир и как можно моделировать это восприятие. Всё его дальнейшее творчество, какие бы темы не содержали работы, было направлено только на эту идею – идею манипуляции с помощью изображения.

Black Mirrors: St.Sebastian, Andromeda (2017)
«Чёрные зеркала: Святой Себастьян и Андромеда» 2017 года

И именно работы старых мастеров, по мнению Коллишоу, обладают наибольшей властью над сознанием человека, поскольку они создавались лишь для того, чтобы смотреть на них, наблюдать изображённые сюжеты. Проект «Чёрные зеркала: Святой Себастьян и Андромеда» 2017 года, представленный на выставке в Москве, стал продолжением серии работ 2014 года, созданных для Виллы Боргезе в Риме. Коллишоу заимствует сюжеты полотен Николо Реньери и Влахо Буковаца, подвергает их цифровой обработке, создавая анимированное изображение. Зеркало, обрамлённое чёрным муранским стеклом, за несколько секунд темнеет и наполняется дымкой, из которой появляются изображения Св. Себастьяна и Андромеды. Их движения едва уловимы – Коллишоу не ставит своей задачей «оживить» картину. Его цель – приоткрыть завесу истории, увидеть движения натурщиков, которые позировали мастерам. Зеркала захватывают отражение зрителя, смешивая его с кратким движением руки, морганием, переступанием с ноги на ногу натурщицы, ставшей впоследствии Андромедой. Это «подглядывание» делает тебя сопричастным к происходящему, стирая границы между современным миром и царством классической живописи.

Gasconades (2017) mat collishaw
Фрагмент работы из серии «Хвастуны» 2017 года

В одном из интервью Мэт говорит: «Если вы дальтоник, то не можете управлять самолётом или быть электриком, да и быть художником, наверное, не слишком хорошая идея». Он начал заниматься графикой, чтобы у людей не возникало лишних вопросов из серии «почему трава фиолетовая, а небо красное». Коллишоу обратился к фотографии и видео, ведь там цвет уже есть, его не нужно выдумывать. Однако в его творчестве всё равно присутствуют живописные работы. Серия «Хвастуны» 2017 года – снова отсылка к классической живописи, на этот раз голландской. Гиперреалистичное изображение птиц на фоне яркого граффити несёт в себе лишь одну идею – самореклама. Их красочное оперение не служит для любования, это эволюционная необходимость для успешного размножения. Поэтому в картинах Коллишоу эти «хвастуны» прикованы к жердочке цепочкой – как символ служения красоте по принуждению.

Тема насилия и жестокости, также вынесенная из истории искусств, в которой таких сюжетов сотни, преобладает в творчестве Коллишоу. Начиная с работы «Bullet Hole», он исследует причины, по которым такие сюжеты притягивают и восхищают людей. Однако он не стремится оправдать или поддержать их. Он пытается понять, почему вообще подобные изображения обладают таким влиянием на сознание. В его понимании такое притяжение обусловлено эволюцией: когда происходит что-то катастрофическое, человек должен быть к этому готов. А визуальное изображение жестокости как будто помогает почувствовать себя живым, вовлечённым в историю. В основе проекта «Всё проходит» 2014 года библейский сюжет об истреблении младенцев в Вифлееме. Это зоотроп, состоящий из трёхсот отдельных фигур, запрограммирован вращаться со скоростью 60 оборотов в минуту, пока синхронизированные с вращением лампы мигают 18 раз в секунду. Сами фигурки не двигаются, однако за счёт быстрой смены кадров под вспышками света создаётся эффект «движущихся картинок». И трагедия слишком далёкого прошлого возникает перед зрителем как документальная плёнка, запущенная по кругу, где запечатлены отрывистые движения кнута и руки матерей, закрывающих от кары невинных детей.

All Things Fall (2014) mat collishaw
Фрагмент зоотропа «Всё проходит» 2014 года

Интерес Мэта к различной технике викторианской эпохи тоже не случаен. В XIX веке Великобритания была одной из стран-лидеров технического прогресса. Коллишоу в основном использует изобретения, служащие для создания оптических иллюзий. Его интересует взаимосвязь «той самой» старой Англии и современного мира. Кроме фотографии и зоотропов, он обращается к спектральным проекциям. Для создания работы «Альбион» 2017 года Коллишоу использует технологию «Призрак Пеппера», в которой с помощью листа стекла и специального освещения можно заставить предмет исчезнуть или превратить один объект в другой. Запечатлеть величественный дуб в Шервудском лесу Ноттингема, который, по легендам, был укрытием для Робин Гуда, – цель этого проекта. Уже несколько тысячелетий ствол дерева поддерживают с помощью стальных конструкций, чтобы избежать дальнейшего разрушения. Проекция дуба, созданная путём лазерного сканирования, с добавлением анимации становится символом идеи живого существа, захваченного человеком для воссоздания иллюзии вечной жизни. И «старая добрая Англия», которой никогда и не было, хотя британцы отчаянно желают обратного, становится «Альбионом» буквальным, прикованным цепочкой к жердочке в рамках галерейного пространства.

Для Мэта работать с материальным пространством сродни созданию некого «религиозного опыта». Его привлекает идея неприкасаемости, когда взгляд видит что-то очень ценное, но физически этого нельзя коснуться. Можно лишь находится где-то рядом, в окружении ауры предмета. Пространство музея давно стало сакральным, священным местом, в котором человек может ощутить трепет перед изображением, его силу и власть над человеческим умом. Это идеальное место для экспериментов, для постановки сложных вопросов и решения моральных дилемм, которыми пронизана каждая работа Коллишоу.