Невесомая откровенность

До 14 января 2018 года в ГМИИ им. А.С. Пушкина идёт выставка «Густав Климт. Эгон Шиле. Рисунки из музея Альбертина (Вена)».

В экспозицию вошли 47 работ Густава Климта и 49 работ Эгона Шиле на самые разные темы. Пейзажные зарисовки, эскизы к будущим живописным работам, портреты и, конечно, обнажённая натура. Последней здесь в избытке, поэтому и ценз у выставки 18+. На рубеже XIX-XX веков, когда оба художника противопоставляли академической традиции свой авторский стиль, эти откровенные работы вызывали шок. Их окрестили порнографией и обвинили Климта в эротомании. Это, впрочем, неудивительно, если по его мастерской целыми днями расхаживали обнажённые девицы, которых он постоянно рисовал. А Шиле был повинен в том, что не с того художника берёт пример. Но незадолго до смерти мастеров — оба скончались в 1918 году — пуританское общество умерило пыл, предпочтя обвинениям восхищение.

Густав Климт Женская голова склонённая к сложенным ладоням 1903 год Этюд для картины Юриспруденция
Густав Климт «Женская голова, склонённая к сложенным ладоням», 1903 год. Этюд для картины «Юриспруденция».

Густав Климт предпочитал не высказываться о своих творческих замыслах, но всегда тщательно прорабатывал будущую живописную работу. В разных графических техниках он набрасывал этюды полотен, отдельно рисовал детали – руки, изгибы, лица. Рисовальный стиль Климта менялся на протяжении его жизни, и в какой-то момент Климт-рисовальщик уступил место Климту-живописцу. Однако его рисунки всегда были точными, невесомыми и чувственными. Они олицетворяют изящество женских изгибов, постоянно меняющуюся динамику тела. Его линии улавливают, но не фиксируют движение – оно продолжается на бумаге. Поэтому работы часто носят названия, связанные с характером позы натурщицы – «сидящая», «повернутая», «лежащая».  Выразительные контурные линии Климта стали примером для Эгона Шиле.

Эгон Шиле Лежащая полуобнажённая девушка 1911 год
Эгон Шиле «Лежащая полуобнажённая девушка», 1911 год.

В рамках этой экспозиции, рисунки Климта уходят в тень, предоставляя всё пространство работам Шиле. Они динамичные, экспрессивные, яркие. В них нет трепета и романтизма, но есть волнение и желание. Линии Шиле плотные, угловатые, а сюжеты чуть откровеннее. Всё та же обнажённая натура и изображение движений, но если у Климта рисунки подёрнуты легкой ноткой эротизма, то у Шиле – это откровенная сексуальность. Его натурщицы в тех же позах – сидящие и лежащие, но они кажутся более раскрепощёнными. Детали женского тела Шиле акцентирует или сильным нажатием мела и угля, или добавлением цвета и теней. В экспозицию вошли и его многочисленные автопортреты. Шиле на каждом из них разный. Агрессивный, задумчивый, он кривляется или сохраняет серьёзность. Все эти портреты – визуальные символы хрупкости собственного «я» художника. Он всегда отдавал предпочтение экспрессивной манере рисования, накладывая на эмоции технику. Многие персонажи его цветных рисунков обведены дополнительными мазками гуаши и белил, они все в странных позах, с чётко прорисованными костяшками пальцев. Они будто бы выступают с листа бумаги прямо на зрителя. Эти фигуры вырваны из жизненного контекста: Шиле переносит их на границу с абстрактным миром.

В рисунках Климта и Шиле нет метафор, но они наполнены мифами. Они откровенные, но эстетичные. Порочные и вместе с этим невинные. Оба художника использовали разные графические техники и приёмы, каждый из них обладал собственным авторским стилем. Множество фотографий в сети, репродукции в альбомах и книгах не передают всю мощь графического изображения, ограниченного лишь размером листа. Работы Климта похожи на томный шёпот, а Шиле – на громкий оклик. И в рамках одного этажа музея они друг друга не перебивают, а ведут открытый, неспешный и эмоциональный диалог при приглушённом свете.